Если больной очень хочет жить, врачи бессильны. Я не умею выражать сильных чувств, хотя могу сильно выражаться. Что-то давно мне не говорят что я бл дь. Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию. Четвертый раз смотрю этот фильм и должна вам сказать, что сегодня актеры играли как никогда - Почему создал женщин такими красивыми и такими глупыми? Меня забавляет волнение людей по пустякам, сама была такой же дурой. Теперь перед финишем понимаю ясно, что всё пустое. Нужна только доброта и сострадание. Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм - это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду. Одной даме Раневская сказала, что та попрежнему молода и прекрасно выглядит. Актеры обсуждают на собрании труппы товарища, который обвиняется в гомосексуализме: "Это растление молодежи, это преступление. Деньги от дьявола, о душе, Фаина Георгиевна, надо думать. Ну и лица мне попадаются, не лица, а личное скорбление! В театр вхожу как в мусоропровод: фальшь, жестокость, лицемерие. Ни одного честного слова, ни одного честного глаза! Карьеризм, Подлость, алчные старухи! Раневскую о чем-то попросили и добавили: - Вы ведь добрый человек, вы не откажете. Сегодня как раз дежурит второй. Если идет с опущенной головой - у нее есть любовник! Если женщина идет с гордо поднятой головой - у нее есть любовник! Если женщина держит голову прямо - у нее есть любовник! И вообще - если у женщины есть голова, то у нее есть любовник! Чем умный отличается от мудрого? Умный знает, как выпутаться из трудного положения, а никогда в него не попадает. Союз глупого мужчины и глупой женщины порождает мать-героиню. Союз глупой женщины и умного мужчины порождает мать-одиночку. Союз умной женщины и глупого мужчины порождает обычную семью. Союз умного мужчины и умной женщины порождает легкий флирт. На голодный желудок русский человек ничего делать и думать не хочет, а на сытый - не. Животных, которых мало, занесли в Красную книгу, а которых много - в Книгу о вкусной и здоровой пище. Склероз нельзя вылечить, но о нем можно забыть. Как-то в 60-е годы Раневская и еще несколько артисток ее театра поехали по путевке на Черное море. А муж одной из ее товарок достал путевку в другой санаторий этого же курорта. Потом Фаина Георгиевна рассказывала: - И вот раз муж пришел навестить жену. Прогуливаются они по аллее, и все встречные мужчины очень приветливо раскланиваются с его женой. Муж заинтересовался: - Кто это? Затем все вместе пошли провожать мужа до его санатория. Видят, там многие женщины раскланиваются с. Меня спрашивают, почему я не пишу об Ахматовой, ведь мы дружили. Отвечаю: не пишу, потому что очень её. И после небольшой паузы добавила: - Правда, у меня большая жопа и я иногда немножко привираю. Женщина в театре моет сортир. Прошу ее поработать у меня, убирать квартиру. Отвечает: «Не могу, люблю искусство». Бог создал женщин красивыми, чтобы их могли любить мужчины, и - глупыми, чтобы они могли любить мужчин. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги? Сказка - это когда женился на лягушке, а оказалась царевной. А быль - это когда наоборот Жизнь - это затяжной прыжок из п. Жизнь - это небольшая прогулка перед вечным сном. Жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка. Всё думаю о Пушкине. Я с ним не расстаюсь. Что бы я делала в этом мире без Пушкина. После очередного спектакля, уже в гримерке, глядя на цветы, записки, письма, открытки, Раневская нередко замечала: -Как много любви, а в аптеку сходить некому. У Раневской спросили: что для нее самое трудное? Захаров «Фаина Раневская: Случаи. Афоризмы» - Фаина Георгиевна, что такое? Раневская подумала и сказала: - Забыла. Захаров «Фаина Раневская: Случаи. Афоризмы» Старость - это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, уже все ушли, а я все живу. Бирман - и та умерла, а уж от нее я этого никак не ожидала. Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинаешь жить! Я себя чувствую, но плохо. Я видела, как воробушек явно говорил колкости другому, крохотному и немощному, и в результате ткнул его клювом в голову. Всё как у людей. И пела для них два часа. Фаина Георгиевна прерывает ее возгласом: - Так им и надо! Я их тоже терпеть не могу! Вдруг к ней без стука вошел директор-распорядитель театра имени Моссовета Валентин Школьников. Фаина Георгиевна спокойно спросила: - Вас не шокирует, что я курю? Идущую по улице Раневскую толкнул какой-то человек, да еще и обругал грязными словами. Фаина Георгиевна сказала ему: - В силу ряда причин я не могу сейчас ответить вам словами, какие употребляете. Но я искренне надеюсь, что когда вы вернетесь домой, ваша мать выскочит из подворотни и как следует вас искусает. Потом принимаю снотворное и опять читаю, потому что снотворное не действует. Я опять принимаю снотворное и думаю о Пушкине. Если бы я его встретила, я сказала бы ему, какой он замечательный, как мы все его помним, как я живу им всю свою долгую жизнь… Потом я засыпаю, и мне снится Пушкин. Он идет с тростью по Тверскому бульвару. Я бегу к нему, кричу. Он остановился, посмотрел, поклонился и сказал: «Оставь меня в покое, старая б… Как ты надоела мне со своей любовью». Народ у нас самый даровитый, добрый и совестливый. Но практически как-то складывается так, что постоянно, процентов на восемьдесят, нас окружают идиоты, мошенники и жуткие дамы без собачек. А вы хотите, чтобы я воткнула в жопу куст сирени и делала перед вами стриптиз. Старухи бывают ехидны, а к концу жизни бывают и стервы, и сплетницы, и негодяйки. Старухи, по моим наблюдениям, часто не обладают искусством быть старыми. А к старости надо добреть с утра до вечера! Как-то раз Раневскую остановил в Доме актера один поэт, занимающий руководящий пост в Союзе писателей. Хоть кому-то интересно, как я живу! Давайте отойдем в сторонку, и я вам с удовольствием обо всем расскажу. Мне, знаете ли, надо еще на заседание. Что же вы сразу убегаете, вы послушайте. Тем более, что я вас не задержу надолго, минут сорок, не. Руководящий поэт начал спасаться бегством. К старости надо добреть с утра до вечера. Вы правы: сегодняшняя молодёжь ужасная. Но ещё ужаснее то, что мы не принадлежим к. Раневская останавливается, внимательно осматривает её и говорит: - И это после того, что она с тобой сделала? Есть люди, в которых живет Бог. Есть люди, в которых живет дьявол. А есть люди, в которых живут только глисты. Вы хотите умереть со скуки? Тема - любовь, но есть четыре условия: 1 в рассказе должна быть упомянута королева; 2 упомянут Бог; 3 чтобы было немного секса; 4 присутствовала тайна. Первую премию получил рассказ размером в одну фразу: "О, Боже,- воскликнула королева - Я, кажется, беременна и неизвестно от кого! Вы меня можете пощупать в метро. Это я там стою, полусклонясь, в купальной шапочке и медных трусиках, в которые все октябрята стремятся залезть. Я работаю в метро скульптурой. Меня отполировало такое количество лап, что даже великая проститутка Нана могла бы мне позавидовать. Не понимают «писатели», что фразу надо чистить, как чистят зубы… Среди моих бумаг нет ничего, что бы напоминало денежные знаки. Я обязана друзьям, которые оказывают мне честь своим посещением, и глубоко благодарна друзьям, которые лишают меня этой чести. А если не сказать всего, значит, ничего не сказать. Женщина в театре моет сортир. Прошу её поработать у меня, убирать квартиру. Отвечает: «Не могу, люблю искусство». Сейчас актеры не умеют молчать, а кстати, и говорить. Слова съедают, бормочут что-то про себя, концы слов не слышны. Культура речи даже в прославленных в прошлом театрах ушла. А дикторы по радио делают такие ударения, что хочется заткнуть и уши и радио! Учительница подарила медальон, на нём было написано: «Лень — мать всех пороков». С гордостью носила медальон. Как бы растолковать бездари: никто к вам не придет, потому что от вас нечего взять. Понятна моя мысль неглубокая? У Раневской неважно с желудком. Она уединяется в зеленый домик где-то на горизонте. Нет и нет ее, нет и. Несколько раз посылают помрежа: не случилось ли что? Раневская откликается, успокаивает, говорит, что жива, и опять ее все нет и. Наконец она появляется и величественно говорит: "Господи! Кто бы мог подумать, что в человеке столько говна! Моя любимая болезнь, - говорила Раневская, - чесотка: почесался и ещё хочется. А самая ненавистная - геморрой: ни себе посмотреть, ни людям показать. Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи. Но раз уж все равно идете, я вам советую уходить после второго акта. Удалось им получить деньги обратно? Чем же он теперь будет писать? Если больной очень хочет жить, врачи бессильны. А ты крепко люби меня, и все, что со мной происходит, должно тебя волновать, тревожить. Я в ужасе, а надо любить, любить, а я в ужасе "бытовая дура" - не лажу с бытом! Если бы я вела дневник, я бы каждый день записывала одну фразу: "Какая смертная тоска. Ну и лица мне попадаются, не лица, а личное оскорбление! Увидев исполнение актрисой Талант всегда тянется к таланту и только посредственность остается равнодушной, а иногда даже враждебной к таланту. Актеры на собрании труппы обсуждают товарища, которого обвиняют в гомосексуализме. Звучат выступления: - Это растление молодежи. Торговали душой, как пуговицами. Часто говорят: "Талант - это вера в себя". А по-моему, талант - это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой, своими недостатками, чего я, кстати, никогда не замечала в посредственности. Борис Пастернак слушал, как я читаю «Беззащитное существо», и хохотал по-жеребячьи. Анна Андреевна говорила: «Фаина, вам 11 лет и никогда не будет 12. А ему всего 4 годика». Кто-то заметил: «Никто не хочет слушать, все хотят говорить». А стоит ли говорить? Старухи, по моим наблюдениям, часто не обладают искусством быть старыми. А к старости надо добреть с утра до вечера! На днях выпал снег, потом вылезло солнце, потом спряталось, и было чувство, что у весны тяжёлые роды. Если бы я вела дневник, я бы каждый день записывала фразу : «Какая смертная тоска…» И всё. Неужели я уже такая старая? Ведь я ещё помню порядочных людей. Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи. Я знаю самое главное, я знаю, что надо отдавать, а не хватать. Жизнь - это небольшая прогулка перед вечным сном. Паспорт человека - это его несчастье, ибо человеку всегда должно быть восемнадцать, а паспорт лишь напоминает, что ты можешь жить, как восемнадцатилетняя. Оно ходило, любило, смотрело. Может быть, я психопатка? Нет, я себя считаю нормальной психопаткой. Но не могу есть мяса. Мясо я держу для людей. Как жестоко наказал меня «создатель» — дал мне чувство сострадания. Сейчас в газете прочитала, что после недавнего землетрясения в Италии, после гибели тысяч жизней, случилась новая трагедия: снежная буря. Высота снега до шести метров, горы снега обрушились на дома очевидно, где живет беднота и погребли под собой. Она в ответ стала говорить об успехах своей книги! В театре небывалый по мощности бардак, даже стыдно на старости лет в нем фигурировать. В городе не бываю, а больше лежу и думаю, чем бы мне заняться постыдным. Со своими коллегами встречаюсь по необходимости с ними «творить», они все мне противны своим цинизмом, который я ненавижу за его общедоступность… В старости главное — чувство достоинства, а его меня лишили. Прислали на чтение две пьесы. Одна называлась «Витаминчик», другая — «Куда смотрит милиция? Потом было объяснение с автором, и, выслушав меня, он грустно сказал: «Я вижу, что юмор вам недоступен». Я, обидевшись, сказала ей что-то дерзкое. Лучше я буду продавать кожу с жопы, чем сниматься у Эйзенштейна! Я жила со многими театрами, но так и не получила удовольствия. Я чувствую себя ведром, которое туда опустили. Ох уж эти несносные журналисты! Половина лжи, которую они распространяют обо мне, не соответствует действительности. Нас приучили к одноклеточным словам, куцым мыслям, играй после этого Островского! Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно" с В юности, после революции, Раневская очень бедствовала и в трудный момент обратилась за помощью к одному из приятелей своего отца. Тот ей сказал: - Дать дочери Фельдмана мало - я не могу. А много - у меня уже нет. Я не умею выражать сильных чувств, хотя могу сильно выражаться. Старость - это время, когда свечи на именинном пироге обходятся дороже самого пирога, а половина мочи идёт на анализы. И после паузы добавила: - Но ещё хуже то, что мы не принадлежим к. Я не признаю слова "играть". Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить. Сняться в плохом фильме - всё равно что плюнуть в вечность! Я часто думаю о том, что люди, ищущие и стремящиеся к славе, не понимают, что в так называемой "славе" гнездится то самое одиночество, которого не знает любая уборщица в театре. Это происходит оттого, что человека, пользующегося известностью, считают счастливым, удовлетворенным, а в действительности все наоборот. Любовь зрителя несет в себе какую-то жестокость О нашем ресурсе Наш сайт появился на свет 22 мая 2013 года. Проект не имеет цели быть впереди конкурентов. Главная цель сайта-хоть на каплю быть полезным для читателя благодаря частым обновлениям. Поддержка портала: Бэла Атаева.

Смотрите также: